Печать страницы

Дисквалификация арбитражных управляющих отбросит институт банкротства на 10 лет назад?

К сожалению, современный законодатель все чаще и чаще создает правовые нормы, которые хоть и направлены на повышение добросовестности участников правоотношений, но на практике либо работают с трудом, либо создают настолько разрушительные последствия, что сфера применения закона, которую хотели улучшить просто начинает умирать.

Законы №391-ФЗ от 29.12.2015 и №360-ФЗ от 03.07.2016, которые должны были повысить качество работы арбитражных управляющих, на практике порождают катастрофу на рынке банкротств, которая серьезно ударит по экономике страны.

Напомню, что с конца декабря 2016 года за второе административное правонарушение арбитражный управляющий дисквалифицируется на срок от 6 месяцев до 3 лет. Безальтернативная дисквалификация, как мера наказания — редкое явление и в КоАП РФ и в судебной практике, но для арбитражных управляющих она влечет гораздо большие последствия, чем для простых должностных лиц.

Директор ООО, который «накосячил», легко может по истечении срока дисквалификации снова становится владельцем своего бизнеса, при этом нет прямых запретов на ведение предпринимательской деятельности через ИП (за исключение ряда случаев), о чем нам говорит ст. 3.11 КоАП РФ и Письмо ФНС РФ от 13.09.2005 N ЧД-6-09/761@ «О применении дисквалификации в качестве санкции за нарушение законодательства о государственной регистрации». То есть финансовые потери обычного гражданина при дисквалификации не так уж и велики — бизнес можно легко сохранить.

Арбитражный управляющий фактически лишается права заниматься единственной работой, которую он умеет делать, а для того, чтобы вернуться в профессию необходимо как минимум заплатить вступительный взнос в СРО и новый взнос к компенсационный фонд. Однако это не все.

Арбитражный управляющий, у которого решение суда о дисквалификации вступило в силу, подлежит отстранению со всех своих процедур. Даже если решение суда будет отменено, то обратно он уже не вернется. И это еще не все.

После вступления решения суда о дисквалификации арбитражного управляющего в силу, СРО не может исключить его из своих рядов по собственному желанию, он подлежит исключению за то, что не соответствует требованиям ЗОБ, а это значит, что он не сможет три года вступать в иное СРО. Т.е. дисквалификация становится автоматически трехгодовой. Но и это не все.

Арбитражный управляющий, который не работает три года, должен заново пройти обучение и сдать экзамен. Теперь все.

Т.е. любая дисквалификация на любой срок приводит к отстранениям со всех процедур, исключению из СРО, трехлетнему забвению, повторному обучению и сдаче экзамена, повторной оплате вступительного взноса и взноса в компенсационный фонд СРО в размере 200 т.р.

Это все приводит к тому, что АУ вынужден до вступления в силу решения суда о дисквалификации, добровольно выходить из СРО. Но лучше ли это? Во-первых, если он был дисквалифицирован в суде первой инстанции, то апелляция или кассация могут отменить это решение и тогда ему придется все равно заново вступать в СРО, оплачивая вступительный взнос и взнос в компенсационный фонд, ведь он вышел из СРО добровольно! Во-вторых, если суд первой инстанции отказал в удовлетворении иска Росреестра, то управляющий, чтобы избежать исключения из СРО, должен все равно перед апелляцией выйти из СРО, т.к. существует риск отмены решения суда первой инстанции и дисквалификации, которая сразу вступит в силу! Таким образом, арбитражный управляющий, в случай подачи в нему иска по ч. 3.1 ст. 14.13 КоАП РФ вынужден добровольно выходить из СРО перед рассмотрением дела в апелляции, вне зависимости от судебного акта суда первой инстанции. В противном случае, он несет риск исключения из СРО за несоответствие требованиям законодательства со всеми вытекающими последствиями.

Итак, получается, что помимо превращения любой дисквалификации в трехгодичную, арбитражный управляющий приговаривается судом автоматически и к финансовым потерям:

Снова сдать экзамен на арбитражного управляющего. Это стоит сегодня от 20 до 70 т.р., в зависимости от качества ВУЗа и «реальности» обучения.Снова вступить в СРО арбитражных управляющих. 200 000 рублей компенсационного взноса, плюс вступительный взнос, установленный СРО.

Таким образом, при самом благополучном раскладе и наличии лояльной СРО арбитражный управляющий сможет вернуться в профессию за 250 000 рублей минимум. С учетом того, что дисквалификация, как наказание фактически лишает профессионального АУ источника средств существования, значительно понижает доход, а если управляющий живет только банкротствами, то он просто остается без хлеба. Чаще всего, кстати, ошибаются именно такие управляющие. Те, кто работает не первый год и имеет много процедур.

Более того, профессия арбитражного управляющего отличается от иной, которую можно взять и просто сменить. В нашей профессии быстро выйти из нее нельзя. Ведь рассмотрения жалоб, исков об убытках и т.п. могут преследовать арбитражного управляющего годами после ухода из процедуры.

За первые полгода существования пункта 3.1. ст. 14.13 КоАП РФ она применялась всего два раза, причем устояла в силе только 1 раз. Конечно, оптимисты утверждают, что АУ стали меньше «косячить», а Росреестр стал серьезнее относиться к проверкам и перестал лютовать, но мне кажется, что большая часть сотрудников органа по контролю просто ждет формирования практики. Как только ВС РФ  сформирует практику  по  ст. 14.13 КоАП РФ, полетят головы. Полагаю, что в 2017 году случаи дисквалификации резко возрастут. Сделает ли это институт банкротства более прозрачным и эффективным? Нет.

К чему это приведет:

  1. Появление «касты» «номинальных управляющих» — бывших помощников АУ, которые будут работать исключительно руководствуясь распоряжениями своего «серого кардинала из-за спины». Это ударит в первую очередь по кредиторам, которые заинтересованы в общении с  самостоятельным управляющим, а не с подчиненным третьим  лицам  субъектом. Создавать и содержать номиналов сейчас становится гораздо дороже,чем   даже год назад, но такая  тактика становится все более разумной.
  2. Удорожание и затягивание процедуры банкротства. Дисквалификации арбитражного управляющего будет происходить не на ровном месте, она будет затрагивать конкретные процедуры, которые он вел. Арбитражного управляющего дисквалифицировали – ищем нового. Как следствие кредиторы и суд будут терять время на поиски нового управляющего, который может и не согласиться идти в «болото», в котором до него погиб его товарищ. Даже если новый АУ найдется, то ему придется тратить деньги на публикации о своем утверждении, а также разгребать завалы за своего предшественника. Если раньше ликвидация пустого ООО с долгами по налогам могла обойтись директору в сумму меньше чем заявленные в законе 30 т.р. в месяц, то сейчас управляющие вряд ли будут падать в цене.
  3. Массовое нарушение прав «малых» кредиторов. Самые часто жалующиеся кредиторы – это ФНС и банки. Каким бы не был их процент голосов, АУ будет понимать потенциальные источники риска и пытаться свести их к нулю — как следствие идти на поводу «самых опасных кредиторов», игнорируя интересы других кредиторов, например, контрагентов должника по сделкам в рамках повседневной хозяйственной деятельности.
  4. Рост числа нарушений законодательства в смежных с банкротством отраслях. Сегодня стоимость ликвидации через банкротство фактически приблизилась к стоимости «альтернативной ликвидации», через присоединение и замену руководства на «номиналов». В условиях, когда АУ будут требовать за свои услуги крупные суммы, гораздо проще будет должников «сливать», «соединять» и «переписывать на бомжа». В итоге получим и без того огромное количество фирм-помоек, с которыми вряд ли можно будет что-то сделать. Кроме того, будут появляться фиктивные залоги, часто меняться директора и другие предбанкротные злоупотребления, которые  будут использоваться должниками для  защиты своих активов.

Поразительно, как  один  нормативный акт, который  добавил один лишний абзац в статью КоАП, может поменять целый  рынок.   По сути,  п. 3.1. ст. 14.13. КоАП РФ  создает условия  для возврата к методам банкротства, с которыми   законодатель  боролся годами.  Только  если  раньше  «темные схемы» использовались  для  выедения  имущества,  сейчас они будут использоваться  для  защиты управляющих  от  бесконтрольных проверок  государственных органов.

Главная проблема применения пункта 3.1. ст. 14.13 КоАП РФ в том, что АУ фактически не знают правил игры. Росреестр может прийти, когда захочет и куда захочет, их проверки ничем не регламентированы, а правила, по которым они работают, недоступны для АУ. Наверное, не стоит экономить на защите своих прав и строить иллюзии, что новый закон обойдет вас стороной. Правосудие придет за каждым.

Источник: Право.ру